Сегодня 18:36 19.09.2018

19 июня Государственная Дума приняла в первом чтении проект поправок в закон «Об образовании в РФ» в части изучения родного языка из числа языков народов России и государственных языков республик, находящихся в составе РФ. Проект был поддержан абсолютным большинством депутатов: «За» проголосовали 373 народных избранника (82,9%), 73 (16,2%) – не голосовали, один (0,2%) – воздержался, «против» высказались лишь три депутата (0,7%).

Инициатива сразу же вызвала бурную реакцию среди общественности большинства национальных республик, поскольку породила обоснованные опасения за судьбу родных языков. Кстати, пришла информация, что за этот весьма непопулярный и в нашей республике проект проголосовала наша бессменная депутатша Госдумы Марина Мукабенова, а Батор Адучиев, на это судьбоносное для народов страны заседание, якобы не явился. По примеру Мукабеновой поступили и депутаты Народного Хурала (парламента) от «Единой России», проголосовав, фактически, за необязательное изучение родного языка в школах и других учебных заведениях республики. Говорят под давлением спикера калмыцкого парламента Анатолия Козачко. Что ж, партия власти еще раз показала свое истинное лицо. Так что, удивляться тут нечему. Вообще, законопроект появился не на пустом месте. Еще год назад Владимир Путин на заседании Совета по межнациональным отношениям в Йошкар-Оле изложил свой взгляд на данный вопрос в России: русский язык должен знать каждый, а заставлять человека учить неродной для него язык – недопустимо. Внимание президента к этой проблеме обусловлено тем, что во многих республиках сложилась ситуация, в которой население стало делиться по этноязыковому принципу. Есть те, кто категорически возражает против обязательного изучения государственных языков республик в школах, суть претензий которых можно выразить риторическим вопросом: «Зачем еврейскому мальчику в Татарстане изучать татарский язык?».
Вот только легкого решения проблемы не существует. По-хорошему вопросы «еврейских мальчиков» нужно решать в двухстороннем порядке с каждым регионом, там, где они действительно существуют. Например, в Калмыкии, насколько мне известно, учащихся некалмыцкой национальности и так не заставляют учить не родной для них язык. С учетом того, насколько у нас сильна центральная власть, так ли было сложно решить проблему с тем же Татарстаном в особом порядке?
Что касается Калмыкии, то пока у нас открыто выступили против инициативы решились лишь несколько членов общественной организации «Билгин Дала», которые вышли на одиночные пикеты. Но это не означает, что проблема с родным языком устраивает наше общество. Так в эти жаркие июльские дни ожидаются митинги протеста.  
Однако, позже на эту злободневную тему наконец-таки высказалась депутат ГД РФ от Калмыкии Марина Мукабенова. Суть ее позиции можно обозначить несколькими тезисами: текст законопроекта будет дорабатываться; калмыцкий язык сохранится в обязательной части школьной учебной программы и не перейдет в статус факультатива; появится концепция преподавания родных языков, средства на создание специализированных учебников и фонда поддержки изучения родных языков народов всей России.
Однако в это же время Минпросвещения РФ уже предложило учебный план, в котором государственные языки республик не обозначены. В том варианте, который рассылает федеральный Минобр, в пятидневной учебной неделе на изучение «родного языка» и «родной литературы» отводится по одному часу, а изучение «государственного языка республики» отсутствует как термин. И это еще до принятия новой редакции закона. Что же это, если не свидетельство наступления на языки народов России?

Вячеслав Убушиев

05/07/2018