Сегодня 01:40 11.12.2019

Недавно Алексей Орлов, отвечая на вопросы репортёра информагентства «ФедералПресс», сказал: «Экономика Калмыкии на подъеме. На уровне госуправления – у нас тоже ощутимые успехи». Чуть позже эта фраза стала заголовком всего интервью, не дошедшего, правда, до массового читателя

(Окончание. Начало в № 10(475)

В «БАГДАДЕ» ВСЁ СПОКОЙНО
Касаясь, например, «той же сферы туризма» (здесь и далее жирным выделены цитаты Главы РК. – Прим. А. Е.), Орлов обмолвился о системе грантов. Которую власть, в его лице, ввела и делает «максимально публичной». Сказал и о неких «любимчиках», о которых та же власть знает, но держится от них подальше.
То есть в фаворитах у больших чинов или их замов у нас, похоже, никто не ходит. И привилегий, в какой бы то ни было форме, ни для кого нет. А вот что касается когорты «любимчиков», состоящей, как правило, из родни, однокашников и друзей Главы нынешнего и предыдущего, так это чья-то злая выдумка.
Противников власти, например. Об их наличии или отсутствии корреспондент «ФедералПресс» спросил у Орлова как-то фигурно. А начал издалека. Отметив вначале, что «…уровень жизни в республике по-прежнему остаётся низким», он затем принялся философствовать. В том духе, что «когда уровень начинает расти», то часто происходят «своеобразные брожения умов», хочется быстрее начать жить лучше. Но ведь «жить лучше» хочется всегда, и вне зависимости от того, начали наши умы «бродить», словно вино, или нет. В общем, побродив вокруг да около, собеседник Главы РК вдруг заключил: в Калмыкии, как в Багдаде, всё спокойно, даже оппозиции никакой нет. Но тут же спохватился: а вы не опасаетесь эффекта сжатой пружины?

ЗАМКНУТОСТЬ ИЛИ ЗАСТЕНЧИВОСТЬ?
Орлов, в свою очередь и сам того не ведая, тоже соригинальничал. Ответив, например, что «кажущееся спокойствие» - характеристика неверная. Хотя у нас это, по его же признанию, «действительно присутствует». Кто победил в этом словесном перетягивании каната, понять не просто. Кажется, что федеральный репортёр, но в действительности Алексей Маратович?
«В сложные годы несколько лет назад, - продолжил наш Глава нелёгкую тему, - протестные настроения были очень широкие». Но почти тут же объясняет, почему. Весьма занятно. Забавно даже: «…Это было предопределено одной причиной – замкнутостью власти».
Неужели в форме видимой глазу изолированности или оторванности? В данном случае -  властных вельмож от нужд людей и общения с ними. Им ведь комфортнее сидеть в своих кабинетах, обложившись абстрактного смысла бумагами или за компьютером, раскладывая пасьянс.
Орлов, возможно, поделикатничал, употребив «замкнутость» вместо «застенчивости». Первое ведь означает робость и, что хуже, неуверенность в себе. А ещё страх быть высмеянным или непонятым. Кем? Теми самыми «протестными настроениями» в силу своей полной профнепригодности. Сколько их таких в нашем «Белом доме» и не их ли следует отнести к категории «любимчиков»? Проще говоря, назначенцев с согласия сами знаете кого. И которых, по уверению Главы РК, в нашей власти вроде как нет?

СТОРОНУ ПРИНЯЛ. НО НЕ ПОДДЕРЖАЛ
Расшифровывая «застенчивость» местной власти дальше, Орлов вновь уводит в дебри. «Я не знаю вообще ни одного из так называемых ярых оппозиционеров, кто бы ни был у меня в кабинете, - говорит он. - Мы разговаривали, встречались, обсуждали. В том числе от оппозиции мы получили и конструктив».
А те в ответ получили деструктив. То, что мешает в достижении нужного итога в работе. На более понятном языке: люди, не согласные с политикой местной власти, просили Главу какие-то её болевые нюансы устранить. Но он, что удивляет, сторону «так называемых оппозиционеров» приняв, ничего, по существу, в их пользу не сделал. Обращаться на его бездействие куда-либо дальше смысла не имело, и «замкнутость власти», таким образом, замкнулась  на самом Орлове.
А вот «недостаточное внимание развитию родного языка» в школах и невовлечение в это дело широких масс, оппозиция если и затрагивала, то, как бы между делом. Были ведь проблемы не то, чтобы поважнее, поактуальнее. К которым, кстати, никак не отнести и многолетнее «два в одном» - сфер образования и культуры, да ещё и спорта с туризмом, под одной вывеской. В чём-то они, возможно, друг другу и близки (не враждебны – уж точно!), но для этого ими нужно было умно руководить. Но и к этим стыковкам или нестыковкам оппозиция, убеждён, никогда свой взор не обращала. Так что вопросы о родном языке и разделении министерств Орлов придумал сам. И закрыл их изящными ответами.

СОГЛАСНО ЕВКЛИДУ
«Нам говорили, что пресса зажата, плохо функционирует. Мы сняли все рубежи, все барьеры, давление на прессу исчезло из обихода внутренней политики», - говорит в интервью Глава, и возразить ему здесь трудно. При Кирсане Илюмжинове калмыцкие СМИ были и в самом деле зажаты крепко. Сейчас же все «границы» и «барьеры» сняты. Неужто, и вправду?
Нет. Потому как цензура никуда не исчезла. А с нею и отвратная практика: каждый номер так называемых официальных газет перед отправкой в печать тщательно изучать. Кому? Ясное дело, тем, кто стоит над ними, и несложно представить, какой продукт до читателя.
Как следствие, наши коллеги из бюджетных СМИ оказались, по сути, между «молотом и наковальней». С одной стороны на них давит пожелание Орлова писать правдиво и обо всём. С другой – ненавязчивый, на первый взгляд, надзор его же окружения.
В совокупности это две параллельные прямые, которые, по Евклиду, никогда не пересекутся. А коль так, то «плохо функционировать» провластные СМИ будут и дальше. А слова Главы о снятии в их отношении всех рубежей и барьеров не более чем лукавство. Привычное, кстати говоря.

ВО ЧТО ПОВЕРИЛ ГЛАВА?
Непонятным осталось: есть ли в Калмыкии оппозиция Орлову и его окружению, или же, благодаря его же усилиям, у нас тихо, как в том болоте? «Оппозиция, безусловно, есть, - признаётся Глава. - И недовольных жизнью людей достаточно. И это объективно. К сожалению, нам, власти, есть в чем признаваться, в том числе в своих ошибках. Много направлений, где не то, чтобы недоработали, а и просто совершили ошибки».
Слезу эти слова, конечно, не вышибают, хотя и очень похожи на те, что произнёс Борис Ельцин, уходя в отставку: «Я принял решение… Я ухожу… Я хочу попросить у вас прощения. За то, что многие наши с вами мечты не сбылись. И то, что нам казалось просто, оказалось мучительно тяжело. Я прошу прощения за то, что не оправдал некоторых надежд тех людей, которые верили, что мы одним рывком… сможем перепрыгнуть в светлое, богатое, цивилизованное будущее. Я сам в это верил…».
Четыре года назад Орлов тоже «поверил». В то, что перепрыгнуть, как Ельцин, в светлое будущее можно, например, за счёт пресловутого мясокомбината в Кетченерах. Который, похоже, приказал долго жить, но, дабы сохранить лицо, Глава РК всё ещё рассчитывает, что «рано или поздно, он запустится». Как и другой долгострой – Левокумский (…думаю, скоро вода сможет попасть в городские сети»).

НЕ ПО КУМОВСТВУ И БЛАТУ?
Но вот ведь незадача: на осмысление того, что запуск мясокомбината в эксплуатацию есть ничто иное, как «стратегическая ошибка» (авантюра?), у Орлова ушло более 2-х лет. Что он, пусть и с опозданием и не от самолично, а от имени власти, признал. Но о грехе тактическом умолчал. Дав тем самым понять, что к очень грубому просмотру кетченеровский прокол относить не стоит. Под этим надо понимать просчёты Орлова в кадровой политике. За 2010-2017 годы он бездумно доверял и продолжает доверять рычаги власти в правительстве людям, мягко говоря, неподготовленным, и это во вред.
Терпимо, когда случайные назначенцы, как минимум, этого вреда не приносят. Нетерпимо, если всё протекает наоборот, и пристроенные к власти люди («не по кумовству и родственным связям») и без того слабую власть изнутри разлагают. Как соучастники коррупционных сделок, прежде всего, а затем уже всего остального, что Фемида относит к «злоупотреблениям служебным положением». Примеры? Да сколько угодно!
"Начнём с конца. Тренд (этот термин Орлов применил несколько раз, хотя понятнее бы выглядело - «курс». – Прим. А. Е.) на омоложение происходит. Не я его запустил, я только не мешаю. Но факт в том, что молодежь в Калмыкии увидела, что во власть можно прийти не по кумовству и родственным связям". Может быть, и в самом деле увидела? И стала дружно возвращаться на родину? «Не нужен нам берег турецкий…?»

Александр ЕМГЕЛЬДИНОВ

22\03\18