Сегодня 05:49 09.08.2020

После новогодних каникул в степной республике с каждым днём набирает обороты новый политический сезон. К сожалению, вектор его развития ещё во многом определяет инерция событий прошлого года. Хорошо это или плохо, попробуем разобраться

Несколько забегая вперёд, отметим, что ряд крайне неудобных для нынешней региональной власти моментов родились в самих властных кругах, и были отнюдь не происками недругов. Их катализаторами стали именно те, кто по идее должен являться опорой главе РК Алексею Орлову и быть его надёжным тылом. Но целая россыпь красноречивых фактов свидетельствует об обратном.    
Начнём с события, которое в самой ближайшей перспективе может стать определяющим, если не фатальным для всей нынешней системы региональной власти. Напомним, что история берёт начало с июля прошлого года, когда синхронно были взяты под стражу первый вице-премьер РК Пётр Ланцанов и замминистра сельского хозяйства Алексей Кектышев. С тех роковых летних дней уже минуло ровно полгода, и вот теперь уголовное дело в отношении Ланцанова передано в суд для рассмотрения по существу. Можно сказать, что истекшие шесть месяцев это спринтерская дистанция для такого сложного дела, в котором обвиняемому инкриминируют коррупционные преступления. На этом «ЭК» уже не раз заострял внимание читателей. Практика новейшей российской истории свидетельствует, что на расследования аналогичных дел могут уйти годы. Но в нашем случае всё произошло достаточно оперативно, даже, несмотря на то, что в деле фигурировало около 400 пострадавших фермеров, которых вынуждали платить откаты за законные субсидии. Остаётся только гадать, кто же так умело и расчётливо  подогнал срок аккурат в канун президентских выборов? Не случайно ли совпадение по срокам выхода на финиш громкого «калмыцкого дела» и антикоррупционной «облавы» на чиновников самого высоко ранга в соседнем Дагестане?    
Теперь уже ясно, что за время ареста подозреваемого следователи (напомним, что чиновник был помещён в один из ростовских СИЗО) собрали достаточную доказательную базу. Не исключено, что определённую роль в этом сыграл и сам подследственный. Согласно неофициальной информации, на самом раннем этапе Ланцанов выразил готовность сотрудничать со следствием. Говорят, что его совсем не устраивала роль «паровоза», который всё возьмёт на себя и перспектива провести остаток дней за решёткой. А ведь именно на такой вариант до последнего надеялись некоторые из его бывших соратников. Да и в первые дни заточения настрой у Петра Петровича был совсем иной. Ведь надеялся, что всё происходящее не выйдет за рамки недоразумения, которое само собой разрешиться. Надеялся, что всесильные в степном регионе покровители запросто «вытащат» его отсюда. Вероятно, этим тешили себя и на воле. Да так, что даже табличку на пустовавшем кабинете на втором этаже «белого дома» до последнего времени не снимали. А для человека, никогда в жизни не имевшего ничего криминального,  случившееся стало настоящей личной трагедией, враз всё изменившей. Автомобильные прогулки по вечерней столице на служебном «крузаке» и прочие «маленькие радости жизни» остались в прошлом.  
Нельзя сбрасывать со счетов и сугубо субъективный фактор – будучи человеком с ограниченными возможностями, сиделец испытывал проблемы со здоровьем. Вследствие чего обязательная прогулка по тюремному двору превращалась в проблему. По одной из версий, уже в декабре прошлого года следователи имели в своём распоряжении достаточный материал, а Ланцанов обратился с ходатайством об изменении меры пресечения на домашний арест из-за проблем со здоровьем. Но ему не пошли навстречу. Скорее всего, были опасения на то, что оказавшись в родных краях подследственный может изменить свои показания. Поэтому режим полной изоляции остался без изменений.
Такой связующей ниточкой с «соратниками» мог бы стать кто-нибудь из адвокатов из нашей республики. Но сотрудничество не сложилось с самого начала. Говорят, что представители подозреваемого ещё в самом начале попытались установить контакт, но как-то не срослось. Одному адвокату было предложено начать работу, но когда зашёл разговор о гонораре, то потенциальные клиенты предложили «калмыцкий вариант». Мол, пока денег нет, начинайте, а там разберёмся.
Теперь уже поздно на что-то пенять, остаётся ждать, когда судьи ознакомятся с делом и начнут судебные заседания. Вне всякого сомнения, предположим, что старта процесса с нетерпением ждут многие заинтересованные лица. В «белом доме», на фермерских хозяйствах, везде, где ещё не потерян интерес к происходящим в республике событиям.
А вот с «делом Кектышева», говорят, гораздо сложнее. Всё дело в пресловутой записной книжке, изъятой во время ареста. В ней скрупулёзно, аккуратным почерком были вписаны различные фамилии конкретных жителей республики и столбики цифр, вполне определённо означавших денежные суммы. Теперь это работа следователей, которые должны определить взаимосвязь людей и денег в контексте уголовного дела. Здесь можно не сомневаться, что и это деяние бывшего представителя власти будет доведено до суда.
Как и в том, что громкие коррупционные дела сведут на нет нынешние потуги местных властей одержимых предвыборной лихорадкой. Не секрет, что в «белом доме» ещё мечтают о том, чтобы превратить республику в одну большую «агитбригаду» и любой ценой добиться заоблачного процента «ЗА» 18 марта.

Алекс МАНГАТОВ 

08\02\18