Сегодня 01:39 11.12.2019

В этом доме (на снимке) элистинец Михаил Бурульдинов живёт в общей сложности 54 года. Он ему достался в наследство от родителей отца. На 60 квадратных метрах жилплощади в настоящее время прописано и проживает 8 человек

Когда-то рядом, в таких же саманных постройках, жили соседи, но с годами, из-за сноса, перебрались на этажи. Тем, кому туда не захотелось, власть выдала денежный эквивалент, и на том разошлись. Но вот старикам Бурульдиновым ничего предложено не было, и их дом так и остался стоять, словно «тополь на Плющихе». Потому как расположен на возвышенности, что по градостроительным нормам было отнесено к «особым условиям».
Хотя было понятно, что холм этот возник не по вине домовладельца, однако доказать очевидное Михаилу не удалось. В результате, посчитав, что ликвидация взгорка обойдётся государству дорого, проектировщики, бездумно порешили: пусть дом стоит, покуда рак на горе не свистнет. А дальше видно будет. Никто ведь не полагал, что когда-то он окажется в плену новых трёхэтажек и старых пятиэтажек, и жизнь в нём окажется непростой. Если не сказать, тяжёлой.
Таким образом, дом этот, назло властям, оказался живучим. И вместо того, чтобы выделить Бурульдинову другое жильё (он согласен даже на вторичное) или рассчитаться деньгами, чиновники мэрии затеяли с ним нескончаемую тяжбу. Ничего позитивного ни одной из сторон не принесшую, ибо каждый остался при своих, в общем-то, интересах.

***
Правда Бурульдинов времени даром не терял. Поняв, что канитель с властью Элисты может длиться вечность, он, между делом, обогатил своё обиталище удобствами – ванной и туалетом. Но программу максимум продолжает держать в голове, и умственный процесс этот не ослабевает по сей день.
Так как снос его престарелому дому не светит (а с ним, разумеется, и получение квартиры в многоэтажке), Михаил всерьёз мечтает о новострое – основательном, со множеством комнат, чтобы детям, внукам и ему самому с женой хватило. Пытаясь добиться на это разрешения, он с десяток лет назад затеял новый виток «отношений» с мэрией, которой всё ещё командовал Радий Бурулов. Но предпосылки будущей неравной схватки появились раньше.
В 2004 году Бурульдинов получил от городской власти очередное письмо-отписку. «Уважаемый Михаил Борисович! В соответствии с постановлением правительства РК от 5 марта 1996 года №28 и приложения №1 «О генеральном плане г. Элисты, улица Вокзальная (где он проживает. – Прим. «ЭК») вошла в зону особого градостроительного регулирования Элисты. Находящиеся жилые дома по Вашей улице подлежат сносу. В связи с этим строительство жилого дома Вам не разрешается, возможно, провести незначительный ремонт дома», - говорится в нём.

***
Подписал этот документ главный архитектор города, но, естественно, по указанию мэра Бурулова. Ключевые слова в письменном ответе «…жилые дома по Вашей улице подлежат сносу», ибо, при благоприятном исходе, Бурульдинов мог затем претендовать на улучшенное жильё, пусть даже не новое. Нужно помнить, что в начале 2000-х строительным бумом в Элисте ещё не пахло, а программа переселения из ветхого и аварийного жилья заработает лишь в 2014 году. И, кстати, ещё не факт, что дом этот мог под эту кампанию попасть. Смущение, вообще-то, вызывали слова «жилые дома по Вашей улице». Они ведь не означали: «ваш дом».
Однако Бурульдинов, как гражданин законопослушный, никакой стройки и даже «незначительного ремонта дома» затевать не решился. Потому как это было бы в ущерб себе: даже если снос грянет, мэрия наверняка не оплатит ему и одного квадратного метра улучшенных им самим условий. Очень уж коварной показала себя власть мэра Бурулова на тот момент. Верить её обещаниям даже в форме письменных директив считалось рискованным.
Но из уважения к себе самому Михаил огородил приватизированные 4 сотки земли профнастилом, посадил 7 фруктовых деревьев и сделал кое-какой внутренний ремонт. Ведь «ждать от моря погоды» можно долго, особенно если это касается взаимоотношений с муниципальной властью.

***
Ещё один заковыристый нюанс во всей этой истории: частная постройка, о которой речь, никак не отмечена на карте Элисты. Она – своего рода фантом. Образ из будущего. При том, что имеет официальную нумерацию в виде застарелой таблички – «Вокзальная, 30». Вот уж и вправду «вокзальная» жизнь! Ещё два дома из этой самой «серии ожидания» ютятся с восточного бока здания Верховного суда республики. Соседство с Фемидой их жильцов вряд ли беспокоит, чего не скажешь о настроениях Бурульдинова.
«Впритык к моему дому, на расстоянии вытянутой руки, злоумышленники, другого слова нет, возвели трёхэтажку, которая заслоняет собой солнце. Из-за этого мне приходится жить при электроосвещении, а это дополнительная плата, - сетует Михаил. – Есть неудобства и чисто житейские: мой дом и двор, что называется, на ладони у тех, кто живёт на этажах. А они, в свою очередь, мешают нам: шум из их квартир доносится такой, будто всё происходит через стенку».
На это и другие неудобства Михаил, отчаявшись, пытался обратить внимание …родителей Алексея Орлова. Работая охранником в службе доставки пенсий на дом, он, бывало, наведывался и к Марату Намсиновичу со Светланой Алексеевной. Под их хорошее настроение просил о помощи, но ничего действенного, кроме слов сочувствия, в ответ не получил. Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку?
Россиянин – это не тот, у которого многое не так, а тот, у которого многое не так, да и хрен с ним!    
 
Лев БУРГУКОВ