Сегодня 00:49 23.11.2017

24 октября исполнилось семь лет нахождения во главе Калмыкии Алексея Орлова. Какими были эти годы, и под каким углом надлежит оценивать их эффективность или бесполезность?

Для начала экскурс в прошлое. В то самое, когда семилетка являла собой 7-летний план развития народного хозяйства СССР (1959—1965 годы), другими словами - расширенный шестой 5-летний план, принятый в 1956 году. Есть мнение, что руководство страны, в лице Никиты Хрущёва, осознало невозможность его выполнения в срок, поэтому в 1959 году его растянули на 9 лет.

Схожий фортель, кстати, в 1995-м выкинул и экс-глава Калмыкии Кирсан Илюмжинов. За два года до окончания своей первой президентской 4-летки он вдруг затеял досрочные выборы, продлившие его нахождение на престоле ещё на семь лет (до 2002 года). А затем ещё на восемь. Что любопытно, ни о каком срыве плана преобразования калмыцкого общества тогда речи не шло.

Для Орлова же, судя по всему, минувшая (с 2010 года) семилетка окажется первой и последней. Но никак не «крайней», как он любит выражаться, имея перед глазами хотя бы мизерную перспективу. И опыт Страны Советов, не успевавшей выполнить намеченное и потому растянувшей время, словно резину, тут не поможет. Владимир Путин, похоже, устал от профнепригодности отдельных глав российских субъектов и потому перешёл к радикальным мерам.

 

***

Во времена хрущёвской семилетки, кстати, популярным стал лозунг «Догнать и перегнать Америку!», косвенно признававший наше отставание от западных стран по уровню жизни и развитию экономики. 

При том, что в официальной пропаганде США и их союзники всё так же считались «загнивающими» и обречёнными на скорую гибель. Отставание касалось качества питания, жилищных условий, возможности приобрести качественную одежду или бытовую технику и так далее. 

Количественные результаты той семилетки выглядели солидно: к 1965 году национальный доход СССР увеличился на 53 процента (по сравнению с 1958 годом), а продукция промышленности на 84. Ну а самое примечательное: реальные доходы населения выросли на одну треть. Были введены зарплаты и пенсии колхозникам, частично была решена жилищная проблема. 

 

***

Могли ли похвастать чем-нибудь подобным Илюмжинов и Орлов по истечении своих условно взятых семилеток? Вряд ли, хотя всё время пытались утверждать обратное. И рейтинги российских регионов, согласно которым руководимая ими Калмыкия неизменно плелась в самом их конце, ни одного, ни другого не смущали. И тем паче не вынуждали задуматься: а на своём ли месте они находятся? 

Получается, что высокий чиновник в современной России на то и высокий, что доносит до народа, в основном, неправду. Это давно превратилось в образ жизни. В фигуру речи, только со знаком «минус». 

Вспоминаю в этой связи самое первое общение Орлова с калмыцкими СМИ. Его отличительная особенность: он не оставил без внимания ни один из прозвучавших в микрофон вопросов. Возможно, держал в голове старое правило дипломата, хотя, закончив МГИМО, не работал им ни одного дня: с журналистами нужно общаться как с приятелями. 

Ведь неровен час, что они ему могут пригодиться. В профессиональной деятельности в первую очередь. Вместе с тем, новоиспечённый глава республики, разъясняя свою точку зрения по той или иной проблеме, ни разу не проявил признаков чрезмерной общительности или показушной откровенности. 

И не допустил, что делало ему честь, в своих словах склонности мыслить и говорить по шаблону. Запомнилась фраза Орлова, выданная в ходе брифинга: «Не надо людей считать за дураков! Им нужно говорить правду!».

Автор этих строк под занавес затяжного общения напомнил Орлову эти его слова. Мол, не послышалось ли нам насчёт пожелания «говорить людям правду»? И чья вообще это обязанность – следовать этим словам? Журналистов или же власти? Внятного ответа не последовало.

 

*** 

В ходе того самого брифинга руководитель Калмыкии отметил, например, что в прошлые годы делалось всё, чтобы развалить сельское хозяйство республики. Речь шла в первую очередь о животноводстве. Подумалось даже, что в голове Орлов держал весеннюю (2011 года) встречу в Элисте с Дмитрием Медведевым. Тогда, касаясь численности личных подсобных хозяйств Калмыкии, он привёл цифру, от которой у всех, кто их имел, отвисли челюсти. Хорошо, что президент тогда не придал ей значения и даже машинально одобрил. 

А ещё «ранний» Алексей Маратович подверг резкой критике работу на территории республики, так называемых, пользователей нашими природно-сырьевыми ресурсами. И пришёл к неутешительному выводу: трудятся они, если верить отчётности, якобы вхолостую, что для нас вариант неприемлемый. Владимир Путин, кстати, на тот момент премьер правительства, насчёт таких вот дельцов в сердцах заявил: не по рукам их нужно бить, а по башке! Чтобы, очевидно, не считали людей за дураков. 

 

***

Во времена «раннего» Орлова начала набирать обороты и, так называемая, «мясная тема». На примере целого агрохолдинга со звучным названием «Мраморное мясо Калмыкии». Его целью было накормить полстраны, о чём глава РК без стеснения твердил на каждом шагу. Забывая о том, что это самое брендовое мясо его земляки покупали по ценам никак не ниже московских. Между тем на Северном Кавказе овощи и фрукты от местных аграриев дешевле, чем у нас, вдвое. Интересно, а как повели бы себя тамошние жители, если бы яблоки и огурцы имели бы цены, скажем, элистинские? 

Те журналисты, что общались с «ранним» Орловым во второй-третий раз, успели для себя кое-что уяснить. Во время самой первой пресс-конференции он, например, отвечал на многие их вопросы как бы «в общем». То есть, зная ситуацию в республике в целом, предпочитал, тем не менее, рассуждать пространно.

 

*** 

А именно – не упоминая отраслей экономики, требующих особого внимания и предметного изучения. Как с положительной, так и с отрицательной стороны. Проскальзывало, например, в ответах Орлова скрытое желание избавиться от всего, что, скажем так, «налипло». Но, при всём при том, были заметны и элементы осторожности. 

Рассуждая о том, что есть «заделы на будущее», он тут же оговорился: «которые, возможно, оправдаются». Трудно было не заметить, как дружно переглянулись журналисты, когда глава РК весьма скептически отозвался о так называемых «протоколах о намерениях», которые до него были «козырной картой» Илюмжинова. 

 

***

Третий диалог Орлова с репортёрами был, безусловно, самым насыщенным. Появилось даже понимание того, что у Калмыкии теперь новый рулевой и новая вертикаль власти. Которые, поднатужившись, пусть и не сразу, но сделают жизнь населения республики более упорядоченной и благополучной. 

Для этого, как сказал глава, на первых порах нужно, в общем-то, немного: разобраться с казнокрадами, желающими жить за счёт других, и предоставить работу другим, что желают жить честно. 

Тогда, кстати, в конце 2011 года, Орлов впервые завёл речь о питьевой воде из Левокумья. Пообещав, что через пару лет она дойдёт до границ Калмыкии, но понадобится, правда, ещё миллиард, чтобы довести воду до сельской глубинки. Тогда водопровод представлялся какой никакой, но перспективой. Но её требовалось регулярно «тормошить», чего сделано не было. Глава РК к этой теме не раз ещё возвращался и всякий раз уверял всех, кто его слышал, что «практически» вода уже в кранах элистинских квартир. «Фактически» же она стояла и продолжает стоять в трубах, и неизвестно когда достигнет потребителя. 

 

***

С газификацией республики то же самое. Предшественник Орлова, помнится, о её победоносном завершении заявлял ещё в 2005-м. Но вот пятью годами позже, уже после смены власти, газ этот, словно блудный попугай, вдруг появился в кетченеровской Шатте. Получается, что не пахло им там всё это время, несмотря на уверения Илюмжинова.

На одной из встреч с главой в 2011 году, тогда ещё главред «Хальмг Үнн» Шавалиев, желая, очевидно, блеснуть политической подкованностью, витиевато спросил: «Страна наша находится в предвыборном времени, в том числе и у нас в республике. Реализуются многие партийные проекты. Естественно, исходная точка – это выборы депутатов Госдумы. И в связи с этим: какие перемены нас ожидают?» 

Орлова, было заметно, концовка вопроса смутила. Потому и ответил он как-то замысловато: «Перемены – они хороши тогда, когда они запланированные перемены. Когда весть хорошая или плохая сваливается на голову – это не всегда есть хорошо. Во-первых, если у тебя сердчишко слабое, то ты и от хорошей вести можешь заболеть. А уж от плохой – тем более. Но это в шутку». 

Теперь уже и пишущая братия не поняла, о чём, собственно говоря, шутка. 

(продолжение следует)

 

Александр ЕМГЕЛЬДИНОВ