Сегодня 02:11 22.10.2017

На фоне новых уголовных дел в отношении властных чиновников республики арест вице-премьера правительства Петра Ланцанова как-то удалился в тень. Вспомнить, между тем, касательно его персоны есть что

ПРОКОЛ В ХАБАРОВСКЕ

В конце 2011 года, по сути, в конце своего президентского срока, Дмитрий Медведев, находясь в командировке в Хабаровске, сказал: в России опасность кризиса существует, хоть она и меньше, чем в других крупнейших странах мира. На том же совещании, кстати, изучались вопросы модернизации российской экономики, которая, с его же слов, должна опираться на местные и региональные инициативы. 

Иначе говоря, субъекты РФ, затевая что-то передовое, должны опираться на свои финансовые возможности. На простом языке: «сам играешь, сам и пой». Присутствовавшие при разговоре Алексей Орлов и вице-премьер правительства, министр сельского хозяйства Пётр Ланцанов словам Медведева жадно внимали, а последний даже «просветил» главу государства, дескать, треть населения России не знает, что такое говядина. Что он хотел тем самым сказать, знал, наверное, лишь он сам. И, скорее всего, его босс, подтолкнувший к такой реплике.

Не исключено, впрочем, что руководитель калмыцкого Минсельхоза был вполне искренен. И сожалел, что примерно 48 миллионов россиян, никогда, на его взгляд, не ели мяса крупного рогатого скота. И понятия, очевидно, не имели о вкусовых качествах его шейной части, грудинки, оковалка, вырезки, фланка, костреца и так далее. 

Возможно также, что Ланцанов, заговорив о загадочной для русской души говядине, надумал напомнить о программе «Мясной пояс России». В которой Владимир Путин однажды отвёл нашему региону роль забойщиков, и о чём потом благополучно забыл. 

А калмыцкий министр об этом Медведеву напомнил: мол, немыслим этот самый «пояс» без говядины, ибо одной только свининой и курятиной страну не накормить. И напоследок попросил Дмитрия Анатольевича оказать Калмыкии господдержку. 

В смысле подкинуть деньжонок, чтобы она, республика наша, стала не на словах, а на деле пилотным центром развития в агропромышленном секторе. А то ведь тему «Мясного пояса» можно заболтать и тихо забыть. Медведев нашего министра выслушал, но никаких денег выделить не пообещал. Хуже того, как могло показаться, съязвил: «Создайте (очевидно, пилотный центр. – прим. «ЭК»), и это обессмертит ваше имя в истории Калмыкии». 

Ответ, что и говорить, лишил Орлова и Ланцанова оптимизма. В конце концов, обеспечить всю Россию мясом за счёт «мясного пояса», решили они, обязанность не одной только Калмыкии, а страны в целом. А в одиночку нам такую задачу не осилить. Да ещё и без дотации федерального центра. В общем, уехали калмыцкие посланцы домой хмурые. 

Хотя, с другой стороны, повода для уныния не было. Раз не захотели в Кремле раскрутки «Мясного пояса», так это, знаете ли, «баба с возу - коню легче». Республика, получается, получила шанс выращивать вкусную говядину для своих нужд. Не зря ведь мы первое место в России по потреблению мяса и мясопродуктов на душу населения (99 кг в год) на тот момент занимали. 

А лидерство надо не только подтверждать, но и закреплять. И тогда Ланцанов вплотную занялся проектом «Мраморное мясо Калмыкии», который, чёрт бы его побрал, довёл до цугундера. Не сразу, конечно, а через 6 лет.

 

НИ ЗА ЧТО НЕ ОТВЕЧАЯ

Знакомый старикан из бывшей партноменклатуры сделал мне замечание: «Ваша газета критикует Орлова за то, что он не желает сказать что-то внятное по поводу задержания Ланцанова, а по другим уголовным делам вообще молчит, как будто ничего не знает. А что, скажи, он должен говорить, если ситуация для него сейчас патовая. Не будет же он всех своих проколовшихся подчинённых клеймить позором, потому как те не глухонемые. Да и выручать их из беды ему не с руки, потому что сразу станет понятно, откуда ноги растут».

Незабвенный Виктор Черномырдин, пять лет стоявший у руля правительства РФ, как-то развеселил россиян так: «Посты вице-премьера в такое время, как наше, - это всё равно, что столб, на котором написано: влезешь – убьёт!» 

Народ от этих его слов переглядывался и смеялся, потому как понимал: лукавит Виктор Степанович и даже глазом не моргнёт. Ведь вице-премьеры в российском правительстве, да и в регионах тоже – это тот самый отряд высоких начальников, которые, если честно, никуда не лезут и ни за что не отвечают. 

А ежели и отвечают, то в каком-то особом, «тепличном» режиме. По-другому: курируют чужую работу, себя не особо утруждая и подчинённых не третируя без повода. В Калмыкии, например, имён вице-премьеров, не говоря уже о министрах, меняющихся с редкой частотой, почти никто по именам не знает. 

Как, впрочем, и их вклада в «эффективность» работы исполнительной власти на всех уровнях. Что самое примечательное, почти все калмыцкие вице-премьеры конца прошлого и начала этого века одновременно являлись отраслевыми министрами. Шло ли такое совмещение (или как его правильнее назвать?) на пользу делу? Вряд ли. Погоня за двумя зайцами всегда имеет один результат, и возражать тут глупо.

И далеко за примерами ходить не надо. Остановимся на том, что происходит перед нашими глазами. В частности, по линии глав исполнительной власти Калмыкии. Мне, например, было очень непросто сосчитать, сколько это было человек? За последние, скажем, 20 с лишним лет. Почти 15, и свою пагубную лепту тут внёс Кирсан Илюмжинов, трижды возглавлявший правительство с приставкой и. о. 

Но, спрашивается, зачем? То, что на рабочем месте неделями отсутствовало первое лицо республики, как-то в нашу жизнь укоренилось. А вот то, что ровно столько не было в «Белом доме» и главы правительства, – это, знаете ли, перебор. Убеждён, что частые ротации Кабинета министров ничего хорошего ни Илюмжинову, ни жителям Калмыкии не принесли, ибо каждый новый премьер, не говоря уже о его подчинённых, к работе приступал полным незнайкой и выкидывал фортели просто анекдотичные. 

А, может быть, Илюмжинов тасовал глав своего правительства, беря пример с близкой его сердцу Японии? Подражание, следует признать, получилось хуже некуда, потому как заморские премьеры покидали свои кабинеты вскорости по причинам не только экономическим или политическим. В островном государстве, наряду с ними, весьма почитаемы мораль и этика. Один из премьеров, например, без раздумий подал в отставку лишь потому, что его племянника заподозрили в сутенёрстве. 

 

ФАКТЫ И «ЛИПА»

В правительстве Владимира Сенглеева, помнится, был вице-премьер по фамилии Циркунов. Неприметный такой чинуша с отсутствующим взглядом, редко покидавший свой кабинет. Встретился он как-то с нами, репортёрами, где нудно поучал: будьте профессионалами в своём деле, пишите только на основе фактов, иначе ваши репортажи будут «липой». 

Но потом вдруг всплыл факт, с ним напрямую связанный: оказывается, Циркунова, как армейского сослуживца Илюмжинова, приняли на работу и оформили первым вице-премьером правительства РК по «липовому» диплому об образовании. То бишь поддельному. И ничего ему за это не было.

Не хочется «крови», но впечатление такое, что и Ланцанову, замешанному в крупных денежных махинациях, ничего не будет. Не без вмешательства Орлова, надо полагать, вслух рассуждающему о «презумпции невиновности» в отношении своего однокашника. 

Одну оплошность, впрочем, глава Калмыкии всё же допустил, и касается она находящегося в заточении вице-премьера. Путин, как известно, уволил министра Алексея Улюкаева, как только им занялся Следственный комитет. С формулировкой «в связи с утратой доверия». Ланцанова до сих пор никто с занимаемой должности не снял, следовательно, доверием Орлова он по-прежнему облачён, оно, по всем признакам безграничное, а компетентные органы, определившие его в каталажку, похоже, опростоволосились? 

Эренцен БАСАНОВ