Сегодня 05:53 09.08.2020

Несмотря на самые оптимистичные предсказания, нынешний год с самого начала постарался опровергнуть предположения провидцев о «его мягком, спокойном» характере. Даже беглый взгляд на даты и события это полностью подтверждает

Начнём с 23 февраля, когда сюрприз погоды сделал «незабываемым» для элистинцев День защитника Отечества. В тот день на степную столицу с небес обрушился многочасовой ливень. Его печальным итогом стало подтопление ряда улиц в Южном районе Элисты и серьёзный ущерб, нанесённый домовладениям. Следующее событие опять же со знаком «минус» произошло в ночь с 18 на 19 апреля. Практически в самом центре города две враждующие молодёжные группировки устроили самую настоящую бойню. Один из участников драки, 21-летний парень, получил серьёзные увечья, и скончался в реанимации, спустя десять дней не приходя в сознание. 

Другой чрезвычайной ситуации ждать долго не пришлось. Вечером 14 мая над Элистой сгустились тучи и на город хлынули ливневые потоки. И снова, уже во второй раз за три месяца в зоне подтопления оказались дома элистинцев. Вот таким богатым на события оказалась первая половина 2017 года. Надо признать, что учитывая резонансный характер, даже республиканским СМИ пришлось уделить им места на страницах газет и время в эфире. А вот другое, не менее громкое событие, имеющее большое влияние на общественное сознание, осталось «за кадром» официальных изданий. Более того, эта история череды действий разных лиц грозит стать самой значимой по итогам нынешнего года.        

«ЭК» имеет ввиду процесс в отношении семи сотрудников УФСИН, обвиняемых в пытках осужденных и смерти одного из них. Заседания по этому делу начались 16 февраля в Элистинском горсуде.  На скамье подсудимых оказались начальник ИК-1 Баатр Дорджиев, двое сотрудников отдела безопасности Илья Бадма-Убушаев и Александр Шуваев, оперуполномоченный Церен Насунов, дежурный помощник начальника учреждения Казбек Исраилов, бывший замначальника отдела спецназначения республиканского управления ФСИН Евгений Молозаев и врач медико-санитарной части № 30 Константин Убушаев.  

В каждом отдельном случае их обвиняли в превышение должностных полномочий с применением насилия и специальных средств, а также с причинением тяжких последствий (ч. 3 ст. 286 УК РФ), пособничество в превышении полномочий и халатность (ч. 2 ст. 293 УК РФ). Помимо этого, трём сотрудникам предъявлено обвинение в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть осужденного (ч. 4 ст. 111 УК РФ).  

Напомним, что по данным следствия, 20 сентября 2012 года обвиняемые  незаконно избивали осужденных, которые не оказывали никакого сопротивления. Так они требовали соблюдать порядок и режим. Происходящее фиксировалось на видеокамеру. Эту тему «ЭК» поднимал в предыдущем номере.  

В результате осужденный Дмитрий Батырев был  забит насмерть. По горячим следам его родная сестра забила тревогу и, приложив максимум усилий, довела дело до расследования. В ходе следствия выяснилось, что сотрудники УФСИН всячески старались отвести от себя обвинения, выработав собственную «версию» произошедшего. Но дело всё же было доведено до суда. 

В ходе судебных заседаний 22 июня гособвинение потребовало приговорить «заплечных дел мастеров» к длительным срокам заключения, обвинив тюремщиков в пытках заключенных и смерти осужденного Дмитрия Батырева. Для Казбека Исраилова, которого защита просит считать невменяемым,  прокурор попросил 16 лет, Церену Насунову 14 с половиной лет, Илье Бадма-Убушаеву и Александру Шуваеву — 5 и 13 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Евгению Молозаеву и Константину Убушаеву грозит 5 и 8 лет колонии общего режима соответственно, Баатру Дорджиеву девять лет колонии. Остаётся надеяться, что уже в ближайшее время суд вынесет приговор по этому громкому делу. 

Надо сказать это далеко не первая нашумевшая история такого рода в системе регионального УФСИН. Почти восемь лет назад, 26 августа 2009 года при загадочных обстоятельствах пропала молодая сотрудница отдела кадров Яшкульской ИК-2. Обычно, она звонила родным, когда выходила с работы. В тот роковой день её звонка они не дождались. 

Родные, предчувствуя неладное, забили тревогу. Начались поиски. Были прочёсаны окрестности вокруг колонии, территория исправительного учреждения. Результатов не было, как будто девушка сквозь землю провалилась. 

Только на третьи сутки тело несчастной со следами издевательств нашли в мусорной яме на территории колонии. В тот же день было возбуждено уголовное дело по факту убийства. По подозрению в совершении преступления были задержаны двое расконвоированных заключенных. Оба почти сразу сознались в содеянном. Но родственники девушки им не поверили. Слишком много было нестыковок в их показаниях. 

Спустя несколько месяцев на суде обвиняемые отказались от признательных показаний, заявив, что в ходе следствия на них было оказано давление. Суд  вынес им оправдательный приговор. Уголовное дело приостановили, а имя подлинного убийцы так и осталось неизвестным. Резонансное «яшкульское дело» переходило в разряд «глухаря». 

Но убитые горем родные погибшей не оставляли попыток распутать таинственное преступление.  Отчаявшись, они обратились за помощью к  участникам телевизионной "Битвы экстрасенсов". В Яшкуль приехали Лилия Хегай и Анатолий Леденев. Они не знали деталей трагедии, но оба назвали в качестве предполагаемого места преступления заброшенный дом у водокачки, а затем описали трёх убийц. Дело получило резонанс на федеральных телеканалах.  

После встречи с экстрасенсами мать погибшей отправила материалы в Следственный комитет России. По личному указанию главы ведомства Александра Бастрыкина дело вновь возобновили. Следователи заново стали искать свидетелей, допрашивать заключённых. Но в итоге следствие зашло в тупик и ничем не закончилось. Вопрос об убийце или убийцах так и остался открытым по сей день. Остаётся надеяться на высшую Справедливость, которая рано или поздно покарает преступников.

Но вернёмся к теме упомянутой выше ИК-1 или к «тюрьме на Салыне», как называют это учреждение в народе. Можно предположить, что истоки нынешнего положения дел берут своё начало с конца 90-х. В это время на территории колонии произошёл из ряда вон выходящий инцидент. Во время одного из построений заключённый заточкой смертельно ранил начальника учреждения, который затем скончался. Незамедлительно в отношении сидельцев последовали репрессии, и ИК-1 негласно получила статус «красной зоны». Это проявлялось в ужесточении режима, тотальном контроле со стороны лагерной администрации. А ведь ещё в начале 90-х, «каторжане» могли многое себе позволить, находясь за колючей проволокой. Говорят, бывали случаи, когда на территорию зоны каким-то образом могли попасть «жрицы любви» из столицы. Опять же по слухам, их прятали в огромных баулах, которые были в ходу у челноков.        

Теперь наступили новые времена, пришли новые проблемы. Но невооружённым глазом видно, что не всё в порядке в УФСИН, в этом огромном государстве за колючей проволокой. Совсем недавно восемь лет заключения получил бывший главный тюремщик страны Александр Реймер, нанёсший собственной службе ущерб в 2,7 миллиарда рублей. 

 

Евгений МАНДЖИЕВ