Сегодня 19:25 28.05.2017

На заре своего президентства Путин как-то заявил, что надо продолжать расширять демократические свободы, все граждане страны должны иметь право проводить свои политические акции именно перед зданиями администрации города, республики, страны, а не на задворках, где их никто из руководства не услышит

В России

И в первые годы новый президент РФ, казалось, эти обещания держал: новая Конституция России гарантировала все демократические свободы в полном объеме и в соответствии с Всеобщей декларацией прав человека и гражданина и с другими аналогичными международными документами. С оговорками, но свобода слова и печати какое-то время еще существовала. Митинги и демонстрации проводились по вполне демократическому обряду и т.д. - словом, можно было поверить, что мы и впрямь движемся к нормальному политическому бытию. 

Однако от них сегодня мало что сохранилось. Наживка, на которую клюнуло российское общество начала 2000-х, разложилась, и обнажилась вся суть новой системы, больше напоминающее германское общество начала 30-х годов прошлого столетия. Выборы превращены в фарс на манер советских выборов без выбора, организация референдума обставлена такими ограничениями, которые делают его неосуществимым. А ведь выборы и референдум - это, по Конституции, и есть формы народного волеизъявления как высшей власти в стране!

Словом, о том, что Россия еще недавно обещала стать нормальным, цивилизованным, демократическим государством, можно забыть. Если рассматривать происходящее с позиций теории общественного договора, то мы ясно видим, что власть в одностороннем порядке расторгла договор с народом и заменила право - произволом. Самое страшное в том, что нас лишают возможности даже возразить власти по поводу творимых безобразий и несправедливостей, как в социальной, так и в национальной сфере. В национальной - в особенности. 

Преследования инакомыслящих в России с 2011 года ужесточились, увеличился их масштаб. Правоохранительные органы используют новые инструменты наказания и более изощренно применяют имеющиеся статьи Уголовного кодекса. Теперь все больше людей подвергаются уголовным и административным наказаниям, задержаниям и иным методам давления, как это произошло после массовых выступлений в Москве и других городах страны после 2011 года. Однако волна недовольства новым режимом растет. Теперь на улицы городов выходят даже дети, как это происходило 26 марта этого года. Рейтинг власти неуклонно падает, поскольку теперь многим стало ясно, что рыба давно гниет и источник этого гниения ее голова, а главный коррупционер сидит рядом с президентом и ни о какой отставке не помышляет. 

В то же время с коррупцией бороться стало опасно. Это ощутил на себе руководитель» Фонда борьбы с коррупцией» Алексей Навальный, посмевший опубликовать материалы о коррупции в верхних эшелонах власти страны. Теперь Навальный вынужден восстанавливать зрение в Испании. А преступник, плеснувший ему в глаза зелёнку с кислотой, гуляет на свободе, хотя имя его известно полиции. Значит, это преступление было запланировано и одобрено «сверху»?  Зато тысячи людей было задержано и арестовано за участие в митинге 26 марта. Это означает, что власть делает все возможное, чтобы «держать ситуацию под контролем». А для этого широко применяется весь государственный «правокарательный» аппарат. Теперь уже даже простая прогулка по улице, может повлечь за собой арест. Это означает, что у нас в стране строится полицейское государство.  А зарплаты рядового полицейского или росгвардейца в разы превышают зарплаты учителей и врачей. 

 

В Калмыкии

Такая же система сложилась и у нас в республике. Власть делает все для того, чтобы граждане со своими проблемами не выходили на улицу. Митинги и демонстрации, если они не отвечают интересам регионального руководства, под любыми предлогами запрещаются. Конечно, все эти запретные меры в основном регулируются из центра. Однако все чаще местные правоохранители исходят при репрессиях из собственных карьерных соображений или выполняют волю регионального руководства. Тут необходимо вспомнить мирную демонстрацию сентября 2004 года, разогнанную милицейскими дубинками. И самое активное участие в избиении граждан принимали наши милиционеры во главе с Героем России Батором Гиндеевым. Кроме Гиндеева мирных граждан помогали избивать полковники Эрдниев, Надбитов и другие.  В результате этой акции сотни пострадавших обратились за помощью в медицинские учреждения Элисты. 

Однако здесь медработники избитых людей не приняли, не оказали медицинскую помощь в страхе, что их за это выгонят с работы. Поэтому наиболее пострадавшие вынуждены были лечиться в соседнем регионе. В том кровавом сентябре погиб человек, но виновника его гибели даже не искали. Арестовано было 106 участника мирной демонстрации, но ни один из них не был в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, хотя в то время в «Известиях Калмыкии» писали обратное. Особо стоит отметить и работу судей, которая сводилась к тому, что представшие перед судом 106 человек были осуждены. Незаконно, надо отметить. Причем, кто больше всего был избит, тот больше получал суток на отсидку. От действий суда пострадали и случайные люди, проходившие мимо митингующих и попавшие под милицейские дубинки. То есть пострадавшие на митинге пострадали еще и от судейского произвола. 

Нужно признать, что на сегодняшний день оппозиции в республике, практически нет, но оппозиционно настроенных граждан, похоже, стало не меньше, чем при Илюмжинове. Одиночные пикеты и митинги, хоть и редко, но все же проходят в Элисте под бдительным оком полицейских, которых нередко бывает больше, чем митингующих. Правда, работники мэрии пытаются всячески препятствовать проведению акции под разными предлогами, как это произошло в конце апреля этого года. Так на заявление Тагира Баерхаева о проведении митинга был получен отказ от мэрии, но, при этом организатору митинга не было рекомендовано, где именно, и в каком месте проводить мероприятие. А это по федеральному закону о публичных мероприятиях можно расценивать, как разрешение на проведение акции. И митинг состоялся, правда, этому попытались препятствовать какие-то молодые люди, как позже выяснилось - работники мэрии. 

Теперь же Тагиру Гаряевичу за этот митинг придется ответить перед судом, который должен был состояться 11 мая. Заявление о нарушении подали работники полиции, которые, почему-то, на суд не явились. Надо отметить, что Тагиру Баерхаеву 86 лет, он не очень здоров и в эти дни находится на лечении в республиканской больнице. Но, тем не менее, ветеран войны и труда, как законопослушный гражданин, на суд пришел, и целый час ждал заседания. И не исключено, что к суду привлекут не только Тагира Гаряевича, но и лиц, не имеющих отношения к организации прошедшего митинга. В целях устрашения, так сказать. Как это было в сентябре 2015 года. Тогда, кроме организатора митинга журналиста и писателя Вячеслава Убушиева, перед городским судом предстали еще двое участников. И после долгих судебных мытарств последних, все же, оправдали. 

Отмечено, что в России за период после распада СССР и 90-х годов позиция власти по отношению к людям, имеющим собственное мнение и активную гражданскую позицию, стала наиболее репрессивна. В 2016 году ведущими мировыми странами было зафиксировано ухудшение ситуации со свободой слова и собраний в РФ, где стало практически невозможно организовать протест на улице. Госдума РФ, с подачи президента страны, продолжает ужесточать законы, препятствующие проведению протестных акций. Чего стоит один «Закон об иностранных агентах». Это очень дискриминационный закон, который дискредитирует многие фонды с иностранными донорскими средствами. Очень много таких организаций закрылось, так как им пришлось регистрироваться как иностранным агентам. Продолжаются репрессии и в сфере свободы высказываний. Интернет-провайдеров и мобильные компании обязали хранить данные о переговорах клиентов за шесть месяцев. Страна неуклонно, но верно скатывается в 30-е годы прошлого столетия, когда почти все за всеми следили, потом писали доносы, а потом на тех, на кого писали, заводились дела, их арестовывали, пытали, а потом казнили. 

Сегодня же, по мере ухудшения жизни для большинства россиян и роста социальных протестов репрессии могут стать еще более масштабными. В 2015 г. уже появились первые осужденные за многократные нарушения на митингах и призывы к сепаратизму, эти статьи УК вступили в силу летом 2014 года. 

Однако, все эти меры по закручиванию гаек в России никогда не имели положительного результата. И, в конце концов, всегда выливались в более масштабные политические акции, которые охватывали всю страну. И именно этого боится нынешняя власть, хотя при этом почти ничего хорошего для улучшения социальной ситуации в стране не делает.  

 

Николай НАДВИДОВ