Сегодня 00:47 13.12.2017

Купил недавно пакет молока. А на нём, в качестве иллюстрации - бабуська. Пухленькая такая, с азиатскими глазами и в национальной одежде. По всем признакам, калмыцкой. Плюс ко всему - на фоне кибитки в степи, вольно пасущихся коров и орла в небе. Подумал: вот здорово, наконец-то, своё, родное начали выпускать! Которому и доверия больше, и вкуснее кажется, и денег за него никаких не жалко

ПРИСТАВЫ ПРЕДУПРЕЖДАЮТ. ПОКА НА МОЛОКЕ!

Дома принялся изучать приобретённый товар на предмет его производителя, и радость схлынула. Не так, чтобы до конца, но досады скопилось побольше. Во-первых, как ни старался, не смог обнаружить хоть какого-то намёка на то, что раскосая красавица является нашей землячкой. Неужели было трудно сопроводить рисунок хоть каким-то пояснением?

Желательно, с использованием слов калмыцкого происхождения. Почему бы содержимое пакета не назвать «Молочные берега Джунгарии». Или, например, «Саальч Ногала». Ведь о колхозной доярке Ногале песня даже есть! Да мало ли что можно придумать звучное и манящее. Так, аналогичный продукт из Кабардино-Балкарии называется «Сладушка» - «Халяль». Вот и в нашем случае название должно быть сладким, колоритным и со степным этносом связанным. Например, «Амтяхн» - «Нюдля».

Единственное, что удалось обнаружить с напоминанием о нашей республике - не то рекламу, не то «последнее китайское предупреждение» калмыцкого Управления федеральной службы судебных приставов: «УЗНАЙ О СВОИХ ДОЛГАХ!» (с указанием сайта). Можно представить, какую реакцию вызовет этот сигнал у человека, и в самом деле кому-то задолжавшего! А в промежутках между мрачными раздумьями решившего сварить из этого самого молока ароматной джомбы…

Ну а если без прибауток, молоко, изготовленное на молочных заводах соседних регионов, должно вызвать у жителей Калмыкии ностальгию. Когда-то, во времена СССР, жил и здравствовал совхоз «Элистинский» Целинного района, а одним из его забойных подразделений считался Салын – молочно-товарная ферма в 10-12 километрах от столицы республики. Там долгие годы простой телятницей трудилась моя тётя, рассказывавшая такое, во что поверить нынче сложно. 

Ухаживала тётя за дойными коровами, молоко которых отправлялось на гормолзавод. Там – разливалось в ёмкости и доставлялось в пункты назначения. В торговую сеть, детские и дошкольные учреждения, больницы, а также в организации и предприятия с вредными для здоровья условиями работы. 

 

 ЕЩЁ РОГАТЫЙ, НО УЖЕ НЕ КРУПНЫЙ

Были, оказывается, и такие. Но вот мой друг, производивший асфальтовую смесь в ДСРУ и любивший гульнуть в свободное от работы время, от ежедневного литра молока «за вредность» и под роспись в получении упорно отказывался. Требуя взамен либо …пиво, либо, на худой конец, отгулы. 

Но ни того, ни другого выклянчить так и не смог. Лишь после 2009 года выдачу молока запретили, а его эквивалентом сделали деньги. Которых, говорят, с трудом хватает на пару литров «Жигулёвского». Но мой кореш к тому времени с вредным производством и вредными привычками покончил, и стал пенсионером. 

Так вот, по рассказам моей тёти, салынские бурёнки молока давали так много, что его с лихвой хватало на отправку, куда надо, а также телят досыта напоить, и всё равно возникал остаток. Не пропадал он, конечно, но хлопоты непредвиденные решать приходилось. 

То есть ступор полный наступал с так называемыми излишками, характерными для плановой экономики. Минеральные удобрения для полей, например, в массовом количестве «хоронили» в балках и оврагах, да подальше от людских глаз. Не знали также, как избавиться от кубометров бетона, что выдавал «на гора» завод ЖБИ-12 в конце календарного квартала или года. И тогда его просто вываливали сбоку дорог или посреди степи. Бывало, втихаря «загоняли» горожанам, рискуя угодить «под колпак» органов правопорядка.

Учесть, безусловно, надо и то, что коровы калмыцкой породы молочной сверхпродуктивностью не отличались. Никогда, а сейчас, может, даже стало хуже. Степь ведь на подножный корм, что бы там ни рассказывали, оскудела заметно. Никто об этом не говорит публично, но крупный рогатый скот Калмыкии исподволь быть «крупным» перестаёт. Неужто мировой кризис, минуя разборки людей, подобрался и к нашим домашним животным?

Так вот, по оценкам специалистов, молока калмыцкие коровки дают от 600 до 1200 килограмм в год. Бывает наверняка и больше – до 1500. Обязательно надо добавить: питательное и высокой жирности – от 4-х процентов до 6-ти. Для сравнения: молоко привозное в магазинах Элисты, чаще всего, почти в 2 раза постнее. Нередко – сомнительной консистенции, и доказывать это никто не возьмётся. Молча довольствуемся тем, что привозят.

Всего по Калмыкии коров на конец 1976 года насчитывалось 117600 голов. Тройка лидеров здесь – Приозёрный район (15,5), Целинный и Яшалтинский (по 13,8). Молока республика на тот же период производила 94300 тонн, из них закупала у населения – 25700 тонн, а в числе правофланговых были Яшалтинский, Городовиковский и Целинный районы. Необходимо добавить, что в это самое время продажа молока и молочных продуктов в сравнении с 1965 годом выросла в три раза.

И, кстати, весьма сомнительно, что изготовлено оно, как написано на купленном мною пакете, «только из свежего натурального молока», а ещё «без ГМО, добавок и консервантов» и «без использования растительных жиров и сухого молока». Как сказал Михаил Жванецкий, если прочтёте такое, будьте уверены, что всего, что перечислено после предлога «без», в продукте столько, что жить вмиг расхочется.

Для сравнения, к высокоудойным породам (этому меня ещё в школе учили) относятся ярославская, костромская, голландская и другие. Молока они дают в 3-4 раза больше, чем калмыцкая, но, немаловажный факт, меньшей жирности (до 4 процентов). Заграничная, кстати, среди названных вроде как самая древняя. Как и голландский сыр, который простые россияне из-за известных событий ещё не скоро смогут поесть. 

 

ТЯГА ПОСЛЕ ТЯГИ

Вернёмся, впрочем, к калмычке на пачке с завозным молоком. И отметим всё-таки некую позитивность явления. Пиар нашего этноса, прежде всего. Пусть и несколько безадресный и оттого своеобразный. Тест на догадливость, а если ответ будет правильным, поглотитель коровьего продукта непременно проникнется симпатией к нашему народу. Если, конечно, выпитое не окажется прокисшим или разбавленным водой.

То же самое и с другим продуктовым товаром, но уже с применением слова, к калмыкам отношение имеющего. «Альчики» - так называется ряд пищевых продуктов, самый популярный из которых, очевидно, жареные семечки подсолнечника. Не буду, в отличие от молока с изображением степной красавицы, рассуждать о вкусовых и питательных свойствах семян удивительно красивого растения из семейства астровых. Это знают все, у кого ещё целы зубы.

Важно добавить, что помимо семечек, волгоградцы под этим названием производят ещё и горчичный порошок и пряники. Но вот что это такое «альчики», и что за мальчик-азиат с узкими глазами на упомянутых товарах изображён, также не сказано ни слова. 

А вот на пачке с лавровым листом, где он же в компании с девочкой, надпись есть. На английском языке почему-то – «Laurel leaf». Перевод понятен, но где же, едрёна мать, наш «хальмг келн»? Как же перевести на калмыцкий это самое «Laurel leaf»? Да фиг его знает! Не поверите, этого не знают даже профильные выпускники КалмГУ! Ситуацию «вырулил» учёный КИГИ РАН – оказалось, «затин хамтхасн». Но ведь «зать» - это мускатный орех?

Есть ещё в продаже «Хальмг ця», и об этом товаре разговор особый. Произведён он, кстати, в Подмосковье, где чайных плантаций днём с огнём не сыскать, а уж наших земляков - тем более. Но это так, к слову. Речь не об этом. Вызывает респект краткая аннотация к изделию, размещённая на упаковке. 

Составлена она, скорее всего, людьми знающими, что такое «калмыцкий чай» не понаслышке. Потому как написано очень уж душещипательно. Прочитаешь такие строки, и начинаешь испытывать гордость особого рода. За свой народ, в первую очередь, в традиции которого регулярное употребление напитка с массой целебных, если не сказать, чудодейственных свойств. 

Ну а самое ключевое в пояснении: тот, кто пьёт или начнёт пить этот чай, никогда не будет испытывать тяги …к алкоголю! Жаль вот только, что на его родине тяга к горячему калмыцкому чаю сильнее проявляется вдогонку обильной тяге к спиртному…

 

Эренцен БАСАНОВ